[Домой] [Поиск] [Архивы] [Правила] [Написать] [Ответить]

Об оценке незаконных действий судьи

Отправитель: noteRU 12:16:41 06/03/2018:

 
Председателю Алтайского краевого суда
 
Ширнину Виктору Петровичу
 
от Д.,
 
 
 
31августа 2016 г. судьей Центрального районного суда г. Барнаула Л.А. Аникиной рассматривалось гражданское дело по иску О. (представителем которой я являюсь) к ответчику АО «Алтайэнергосбыт» о возложении обязанности по исполнению условий договора.
 
В начале процесса, непосредственно после заявления нами возражений об удовлетворении ходатайства ответчика о приобщении материалов к гражданскому делу (и, по-видимому, вследствие этого), без всяких видимых причин в судебное заседание «по тревоге» были вызваны судебные приставы. О мотивах своего столь экстравагантного поступка судья не сочла нужным проинформировать участников процесса, что невольно позволяет предполагать в ее действиях наличие определенного умысла. Судебные приставы находились в кабинете судьи до конца судебного заседания, хотя необходимости в их присутствии, как и в вызове, не было. Осознав свою оплошность, судья могла бы удалить их из кабинета и ранее. Иное означает, что произошедшее не было оплошностью, а у судьи была вполне осязаемая цель. Если действия судьи были законными, они должны найти отражение в протоколе. Однако в протоколе отсутствует запись об инциденте. В связи с этим возникает вопрос: для чего судье понадобилось вызывать в процесс судебных приставов? Видится только одно разумное объяснение происшедшего.
 
Следует иметь в виду, что вызов наряда судебных приставов с помощью тревожной сигнализации может иметь место исключительно в чрезвычайных ситуациях (например, при нападениях на участников судебного процесса), и может повлечь непредсказуемые последствия, т.к. судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов имеет право применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие. Поэтому действия судьи, по собственной прихоти воспользовавшегося средствами тревожной сигнализации следует рассматривать сами по себе как чрезвычайное происшествие, поскольку оно могло повлечь те же последствия, как и при действиях судебных приставов в экстренной ситуации. По счастливому стечению обстоятельств в данном случае все обошлось благополучно (участники процесса – мужчины – в момент появления судебных приставов сидели на своих местах). Очевидно, судья Л.А. Аникина не подумала, что при ином исходе пострадала бы не она, а участники процесса, и в первую очередь мужчины (тем более, что ответчика представляла женщина).
 
Из сказанного выше напрашивается несколько выводов.
 
Во-первых, данный инцидент – ни что иное, как чрезвычайное происшествие, которое объективно образует законченный состав дисциплинарного проступка судьи, заслуживающего того, чтобы ему была дана соответствующая оценка, и имеет прямое отношение к нашей жалобе в Квалификационную коллегию судей Алтайского края.
 
Во-вторых, имеет место либо незнание судьей последствий немотивированного вызова по сигналу «тревога» дежурного наряда судебных приставов либо намеренное игнорирование этих последствий (если цена результата превышает цену риска наступления этих последствий). Впрочем, риск был минимальным, так как при отсутствии требовательности и ответственности подобные «шалости» судьи сходят с рук.
 
В этой связи уместными будут вопросы: зафиксирован ли данный ложный вызов в журнале дежурств и как отреагировали на это руководители суда и службы судебных приставов? Почему нет записи в протоколе судебного заседания? Ответы на эти вопросы исключают всякие субъективные мнения в оценке сложившейся ситуации, квалификации действий судьи и организации службы судебных приставов. При этом важно иметь в виду, что служба судебных приставов – это не подручное средство судьи, которое можно использовать по своему усмотрению.
 
Недооценка опасности действий судьи, о которых сказано выше, и попустительство ложным вызовам со стороны службы судебных приставов может иметь серьезные последствия. Так, при возникновении действительно чрезвычайной ситуации (что в условиях сохраняющейся угрозы терроризма вполне вероятно – для чего и была создана служба судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов) не исключено, что судебные приставы утратят бдительность и будут реагировать на сигнал тревоги как на обычную «забаву» судьи.
 
Анализируя создавшееся положение, исхожу из того, что ответы на первые два вопроса (см. выше) мне представляются вполне очевидными, т.к. они отнюдь не риторические, а ответ на них предопределен самим фактом их постановки. В противном случае не возникали бы и предпосылки для постановки этих вопросов.
 
Что касается последнего (вопроса), то ответ на него вытекает из непреложных законов логики, а потому изложу свою версию мотивов поведения судьи. Рассматриваемый дисциплинарный проступок тесно связан с этикой поведения судьи в процессе и является скорее следствием этого поведения, нежели его причиной, демонстрирует явное пренебрежение как к требованиям по обеспечению безопасности участников процесса, так и к их чести и достоинству, общепринятым нормам морали и нравственности.
 
В силу положений ч. 7 ст. 11 Кодекса судейской этики, утв. VIII Всероссийским съездом судей 19.12.2012, судья должен соблюдать высокую культуру поведения в процессе, поддерживать порядок в судебном заседании, вести себя достойно, терпеливо, вежливо в отношении участников процесса и других лиц, присутствующих в судебном заседании.
 
В той системе координат, в которой я привык оценивать свои и чужие поступки, вопрос о нарушении этики в поведении судьи не представляется дискуссионным. Для меня, человека, которому идет восьмой десяток лет и который по определению не мог быть источником агрессии, поступок судьи выглядит возмутительным и глубоко оскорбительным. В свое время такое поведение становилось предметом разбирательства партийных организаций, а у нас, людей в погонах, суда офицерской чести.
 
А теперь дадим ответ на вопрос: для чего судье понадобилось вызывать в процесс судебных приставов? Не хочу делать слишком далеко идущих предположений, но напрашивается только одно разумное объяснение: оказать на одну из сторон процесса (понятно какую) психическое давление.
 
Дальнейшие действия судьи Аникиной не оставляют сомнений в том, что она действовала именно с этой целью. В этом убеждает нарушение судьей конституционного принципа состязательности сторон, в чем легко убедиться, прочитав протоколы судебных заседаний. Заинтересованность судьи проявляется также и в том, что было проведено судебное заседание 21 сентября 2016 г. в наше отсутствие, несмотря на мотивированное ходатайство об отложении дела (подробнее см. в жалобе в ККС). Полагаю, что незаконное решение суда было вынесено на основании ложных показаний третьего лица в этом судебном заседании. Суд апелляционной инстанции не обратил внимания на нарушение процессуальных норм, в частности ст.169 ГПК. Читая решение суда, трудно избавиться от впечатления, что оно касается предмета данного спора. Стороны, конечно, те же, но при этом интересы естественной монополии на первом месте.
 
Хочу особо подчеркнуть, что неэтичное поведение, хотя и связано с осуществлением судьей служебных обязанностей, касается, прежде всего нарушения нравственно-этических требований. И указанные здесь факты лишь подчеркивают наличие этих нарушений. Абсолютно убежден, что требования нравственности среди судей должны быть выше тех, которые приняты в кругу обыкновенных людей. Иначе как можно вершить ПРАВОСУДИЕ?
 
11 ноября 2016 г. я обратился в Квалификационную коллегию судей Алтайского края с жалобой на неэтичное поведение судьи Центрального районного суда г. Барнаула Л.А. Аникиной в отношении участников процесса. Не утруждая себя ни особой аргументацией, ни особой доказательностью, руководители ККС Алтайского края Ж.А. Чупина (и.о.) и В.И. Немзорова дали ответ, что в моей жалобе «фактически обжалуется решение суда», а потому она (жалоба) рассмотрению в ККС не подлежит. Никакого решения при этом ККС не выносила. Свой вывод ККС никак не мотивировала, что, впрочем, вполне понятно ввиду отсутствия каких-либо аргументов. Однако это не смутило чиновниц от ККС.
 
Поспешность (достойная, однако, лучшего применения), с которой сделан второй дубль (ответ дан в день поступления жалобы) этого бюрократического клише, говорит сама за себя.
 
Вышеприведенный комментарий дает исчерпывающую оценку как поступку судьи Аникиной, так и руководителей ККС, проявивших в данной ситуации интеллектуальный и душевный инфантилизм, абсолютную беспринципность и некомпетентность. Что вряд ли будет способствовать росту авторитета судебной власти. Говорю об этом без всякого злорадства.
 
Судебная власть находится под постоянным прицелом общественного мнения. Поэтому поведение судьи должно быть предельно корректным. Данный случай наглядно иллюстрирует не только нарушения судьей Аникиной норм этики, но и несостоятельность руководителей Квалификационной коллегии судей Алтайского края, их душевную черствость и духовную незрелость.
 
Общество вправе ожидать, что время для такого рода чиновничье — бюрократических отписок безвозвратно ушло, и потребовать уважать права граждан. Прежде чем требовать от граждан уважения к закону, не лишним было бы соответствующее правосознание выработать у представителей судебной власти. Если я и прибегаю к некоторым обобщениям, то, поверьте, имею на это основания.
 
Та система ценностей, которую я отстаиваю, которая имеет для меня особенно значимый характер, несовместима с иной оценкой ситуации. В то же время это моя субъективная шкала ценностей. Что ж, если я не прав, готов вынести этот разговор на суд широкой общественности. Этика есть не только суд над гражданином, но и суд над судьей. Но тогда это будет суд не только над Аникиной.
 
Между прочим, анализ ситуации и оценку действий судьи Аникиной должны делать те самые бюрократы, которые за свою бездеятельность получают деньги. Прискорбно, что столь вопиющие факты ускользнули из внимания ККС.
 
Или если позицию нельзя отстоять, ее можно занять?
 
 
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ РАЙОННЫЙ СУД
 
 
Г. БАРНАУЛА
 
 
 
Центральным районным судом г.Барнаула проведена проверка по
 
доводам Вашей жалобы, поступившей из Алтайского краевого суда, на нарушение принципа состязательности сторон со стороны судьи Центрального районного суда г. Барнаула Аникиной Л.А. при рассмотрении гражданского дела № 34, вызванное необоснованным вызовом судебного пристава в зал судебного заседания.
 
В ходе проведенной проверки установлено следующее.
 
В производстве Центрального районного суда г. Барнаула находилось гражданское дело № 34 по иску Д. к АО «Алтайэнергосбыт» о возложении обязанности.
 
31.08.2016 года состоялось предварительное судебное заседание, по итогам которого подготовка по делу признана оконченной, назначено судебное заседание на 21.09.2016 года.
 
21.09.2016 года судебное заседание отложено на 17.10.2016 года в связи с удовлетворением ходатайства истца об отложении судебного заседания.
 
17.10.2016 года дело рассмотрено по существу, вынесено решение по
 
делу.
 
Определением судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 18.01.2017 года решение Центрального районного суда г.Барнаула от 17.10.2016 года оставлено без изменения, апелляционная жалоба Д. без удовлетворения.
 
В соответствии со ст. 156 ГПК РФ судья, рассматривающий дело единолично, выполняет обязанности председательствующего. Председательствующий руководит судебным заседанием, создает условия для ‘ всестороннего и полного исследования доказательств и обстоятельств дела, устраняет из судебного разбирательства все, что не имеет отношения к рассматриваемому делу. В случае возражений кого-либо из участников процесса относительно действий председательствующего эти возражения заносятся в протокол судебного заседания. Председательствующий дает разъяснения относительно своих действий, а при коллегиальном рассмотрении дела разъяснения даются всем составом суда. Председательствующий принимает необходимые меры по обеспечению надлежащего порядка в судебном заседании. Распоряжения председательствующего обязательны для всех участников процесса, а также для граждан, присутствующих в зале заседания суда.
 
На основании ч.ч. 3, 5 ст. 158 ГПК РФ судебное разбирательство происходит в условиях, обеспечивающих надлежащий порядок в судебном заседании и безопасность участников процесса. Участники процесса и все присутствующие в зале судебного заседания граждане обязаны соблюдать установленный порядок в судебном заседании.
 
Руководство порядком проведения судебного заседания осуществляет председательствующий. В соответствии с Федеральным законом от 21.07.1997 года № 118-ФЗ «О судебных приставах» обеспечение установленного порядка деятельности в судах осуществляет судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов.
 
Согласно ст. 11 Федерального закона от 21.07.1997 года № 118-ФЗ судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов обязан обеспечивать в суде, а при выполнении отдельных процессуальных действий вне здания, помещений суда безопасность судей, присяжных заседателей и иных участников судебного процесса; поддерживать общественный порядок в здании, помещениях суда; выполнять распоряжения председателя суда, председательствующего в судебном заседании судьи по обеспечению общественного порядка в здании, помещениях суда.
 
В соответствии со ст. 3 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы и федеральные законы. Судья конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации, мировой судья обязаны также соблюдать конституцию (устав) субъекта Российской Федерации и законы субъекта Российской Федерации.
 
Судья при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.
 
Согласно Кодексу судейской этики, судья при исполнении своих обязанностей по осуществлению правосудия должен исходить из того, что судебная защита прав и свобод человека и гражданина определяет смысл и содержание деятельности органов судебной власти, судья в любой ситуации должен сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы причинить ущерб репутации судьи и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия. Судья должен быть терпимым, вежливым, тактичным и уважительным в отношении участников судебного разбирательства. Судье следует требовать аналогичного поведения от всех лиц, участвующих в судопроизводстве.
 
С учетом обстоятельств дела, в целях соблюдения порядка в судебном заседании, судьей было принято решение о вызове в зал судебного заседания (кабинет) судебных приставов по — обеспечению установленного порядка деятельности судов, в чьи функции входит обеспечение безопасности судей, иных участников судебного процесса, обеспечение общественного порядка в помещениях суда, зале судебного заседания.
 
Нормами гражданского процессуального законодательства не предусмотрена обязанность фиксировать в протоколе судебного заседания действия суда по приглашению (вызову) в судебное заседание судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов.
 
Комиссия полагает, что вышеуказанные действия судьи были направлены на соблюдение надлежащего порядка в судебном заседании и безопасность участников процесса, что предусмотрено ст. 158 ГПК РФ.
 
Иные доводы жалобы направлены на несогласие с принятым решением суда, законность которого проверена вышестоящей инстанцией при рассмотрении апелляционной жалобы истца Д.
 
Комиссия пришла к выводу, что нарушений норм гражданского процессуального законодательства по ведению процесса по делу № 34 по иску Д. к АО «Алтайэнергосбыт» о возложении обязанности со стороны судьи Центрального района г. Барнаула Аникиной Л.А. не допущено
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


Ответы и комментарии:


Опубликовано на Форуме сайта Компромат.Ру

Rambler's Top100 TopList