[Домой] [Поиск] [Архивы] [Правила] [Написать] [Ответить]

Россотрудничество стало РосВОРсотрудничеством

Отправитель: Кэп 15:40:39 23/07/2017:

 
Недавно наша редакция получила анонимное письмо. Отправлено оно от имени сотрудников организации Россотрудничество, которые не стали указывать свои фамилии. Письмо, честно сказать, шокирующее и даже пугающее! Тем не менее, это послание показалось нам чрезвычайно интересным, потому что касалось оно как самого руководителя Россотрудничества Любови Глебовой, так и всей этой организации, которая, как известно, отвечает за связи с соотечественниками за рубежом.
 
 
Наверное это письмо отчасти отвечает на вопрос о том, почему данная работа по связи с соотечественниками так до сих пор нормально и не выстроена...
 
 
Из текста письма:
 
 
«Недавно в двух уважаемых изданиях «Коммерсант» и «РБК» 17 и 18 июля 2017 года были опубликованы удивительно позитивные статьи о намерении госпожи Глебовой Л.Н. стать членом Совета Федерации Законодательного Собрания Российской Федерации от Республики Удмуртия.
 
 
Надо прямо сказать, что для многих, кто хорошо знает Глебову, это было большой неожиданностью. Всем известно, с каким трудом она добилась назначения в 2015 году на должность руководителя Федерального агентства «Россотрудничество», подведомственного МИД РФ, и какие «рычаги» были при этом задействованы.
 
 
Казалось бы, всё шло нормально, но уже через два года в Россотрудничестве начались проблемы, связанные с крупными финансовыми махинациями. Так, в марте 2017 года Следственным комитетом РФ было возбуждено уголовное дело по ч.4 ст. 159 УК РФ «Мошенничество» в отношении советника Глебовой в Россотрудничестве Лазгиевой Л.С., которая в сговоре с несколькими руководящими сотрудниками ведомства создали преступную группу (в простонародье называемой шайкой) по хищению бюджетных средств, выделяемых госорганом на различные международные программы.
 
 
Как показало следствие, настоящим вдохновителем и руководителем этой кампании является сама Глебова. Рано или поздно компетентные органы соберут все необходимые доказательства, и руководителю агентства придётся ответить по всей строгости закона».
 
 
Итак, Глебову её сотрудники обвиняют в финансовых злоупотреблениях. Согласитесь, что это сильные обвинения. Насколько они обоснованы? Чтобы разобраться, давайте обратимся к истории создания Россотрудничества...
 
 
Согласно официальным данным, «Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество) — это есть федеральный орган исполнительной власти Российской Федерации, осуществляющий функции по оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом в сфере обеспечения и развития международных отношений Российской Федерации с государствами — участниками Содружества Независимых Государств, другими иностранными государствами, а также в сфере международного гуманитарного сотрудничества. Подведомственно Министерству иностранных дел Российской Федерации»...
 
 
Россотрудничество было создано Указом Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева от 6-го сентября 2008 года № 1315:
 
 
«В целях повышения эффективности государственного управления в области международного сотрудничества постановляю:
 
 
Переименовать Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств в Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству.
 
 
Порядок создания, функционирования и ликвидации представительств, а также работы представителей Россотрудничества определяется Президентом Российской Федерации».
 
 
Агентство является правопреемником таких известных в недавнем прошлом организаций, как:
 
 
— Российского центра международного научного и культурного сотрудничества при МИД России;
 
 
— Российского центра международного научного и культурного сотрудничества при правительстве России (Росзарубежцентр);
 
 
— Союза советских обществ дружбы (ССОД) и культурной связи с зарубежными странами;
 
 
— Всесоюзного общества культурной связи с заграницей (ВОКС)...
 
 
Воровство с размахом
 
 
Впервые об этой структуре широко заговорили сразу после победы Евромайдана на Украине, когда выяснилось, что должная работа с русскоязычным населением Украины толком не проводилась, а деньги, выделяемые на эту работу, исчезали невесть куда. В итоге западная антироссийская пропаганда одержала в этой стране верх. Это был провал именно Россторудничества!
 
 
Тщательное расследование всей это истории в 2015 году провёл журналист из газеты «Наша версия» Руслан Горевой. Вот что он, в частности, выяснил:
 
 
«По данным украинского издания «Эксперт», все последние годы – до прошлогоднего путча в Киеве – из российского федерального бюджета по линии МИДа, Россотрудничества и т.д. украинские соотечественники получали порядка 300 млн рублей в год. Это в полтора раза больше, чем тратил на украинские программы Фонд Сороса и почти столько же, сколько тратил весь Запад! Почему же российские деньги не пошли впрок? Может быть, потому, что они вообще не доходили до адресатов?
 
 
Счётная палата обнародовала очередной список нарушений, выявленных в МИДе и Россотрудничестве. Касательно МИДа аудиторы сделали сенсационный вывод: «Проверка показала, что в учётной политике МИДа допускались нарушения бухгалтерского учёта и бюджетного законодательства. Коллегия Счётной палаты приняла решение о неподтверждении баланса МИДа (!) по состоянию на 1 января 2015 года в связи с недостоверным отражением в активе баланса стоимости основных средств, приобретённых в 2014 году».
 
 
Каково? У Россотрудничества тоже, что называется, не задалось: в частности, проверкой было установлено, что ведомство «представило недостоверную отчётность о ходе реализации и об оценке эффективности госпрограммы «Внешнеполитическая деятельность» (имеются расхождения на 521 млн рублей)...
 
 
Вот какое мнение высказал достаточно высокопоставленный чиновник, поработавший в своё время и в МИДе, и в Россотрудничестве: к примеру, на организацию мероприятия за рубежом некоему нашему центру требуется 10 тыс. долларов. Составляется несколько заявок, в которых фигурирует эта сумма – 10 тысяч. Заявки уходят в МИД, Россотрудничество и ещё в какие-то «дружественные» коммерческие структуры. В итоговом документе значится уже 40–50 тыс. долларов. Догадайтесь, куда деваются излишки. Чиновник пробовал было написать докладную, однако наверху не прореагировали. Финансового контроля, похоже, нет вообще никакого».
 
 
Таким образом, в Росструдничестве и в МИДе шёл неприкрытый грабёж очень немалых денежных средств, которые, по идее, должны были идти и на поддержание зарубежных соотечественников, и на укрепление позиций самой России в странах СНГ. О том, как именно шло воровство, Русла Горевой привёл свидетельство Фёдора Мироглова, главы информационно-исследовательского центра «Русский обозреватель» (Казахстан):
 
 
«В течение четырёх лет по указанию куратора работы с соотечественниками – заместителя министра иностранных дел России Григория Карасина, при посредничестве директора департамента по работе с соотечественниками Александра Чепурина осуществлялось перечисление огромных финансовых средств и иных видов российской поддержки на имя гражданина России, жителя Петербурга Алексея Лобанова.
 
 
Большая часть этих средств все эти годы шла на реализацию формальных проектов. При этом для получения средств использовались казахстанские документы, вызывающие сомнения в их подлинности, а также аналогичная финансово-отчётная документация. Реальной же работы с соотечественниками, как того требовали поставленные государством задачи, не проводилось. На мой взгляд, выстроенные ответственными лицами российского МИДа схемы присвоения и нецелевого использования финансов и различных видов поддержки, предназначенной для соотечественников за рубежом, идеально подпадают под ряд статей российского Уголовного кодекса»...
 
 
Подчеркнём, что это безобразие творилось в Росструдничестве ещё до прихода туда Любови Глебовой весной 2015 года. Поэтому, когда её назначили руководить этой организацией, была надежда, что она всё исправит и наладит работу как надо. Однако...
 
 
Специалист очень уж широкого профиля
 
 
С самого начала это назначение вызвало недоумённые вопросы. Вот что написал по поводу профессиональной биографии Глебовой журналист издания «Санкт-Петербургские ведомости» Александр Борисов:
 
 
«Родом Любовь Глебова из города Арзамаса Нижегородской области. Здесь она закончила местный пединститут в 1981 году и получила диплом учителя русского языка и литературы. Впрочем, в школе она ни одного дня не работала. Энергичную студентку заметил институтский комсомол, и дальше ее карьера плавно, но поступательно покатилась по комсомольским рельсам – секретарь комитета ВЛКСМ института, секретарь горкома ВЛКСМ города Арзамаса. В 1987 году Любовь перебралась в Горький уже на должность секретаря обкома комсомола по учащейся молодежи и пионерам. Всего в молодёжной организации Глебова проработала 11 лет и покинула стены обкома, когда комсомол полностью развалился. Однако, работая в комсомоле, она приобрела достаточный управленческий опыт, а главное, нужные связи. Ведь последние четыре года она трудилась под руководством вожака горьковской молодежи первого секретаря обкома ВЛКСМ Сергея Кириенко, будущего главы российского правительства, прозванного в народе «киндер-сюрпризом».
 
 
В начале 1990-х их судьбы на пять лет разошлись. После развала комсомола Сергей Владиленович подался в банковскую сферу, а Любовь Николаевна занялась таким рискованным, но прибыльным делом, как организация в области лотерейного бизнеса. Впрочем, как только Кириенко в 1997 году перебрался в Москву, в кресло министра топлива и энергетики, он выписал к себе в помощники боевую комсомольскую подругу. Плотная идейная и профессиональная связь двух земляков длилась восемь лет. За это время Любовь Глебова была избрана в депутаты Госдумы по кириенковскому избирательному блоку «Союз правых сил» (СПС), затем в 2001 году, когда Кириенко стал полпредом в Приволжском федеральном округе, она получила должность его заместителя. Только в 2005 году, после того как Кириенко ушел «рулить» «Росатомом», они расстались.
 
 
Любовь Николаевна, набравшая к этому времени приличный номенклатурный опыт и проявившая свои способности управленца, не затерялась во властных федеральных коридорах. Она чудесным образом очутилась в кресле одного из заместителей тогдашнего министра здравоохранения и социального развития РФ Михаила Зурабова.
 
 
Новый карьерный скачок Любови Глебовой случился в 2008 году, когда её назначили руководителем Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки (Рособрнадзор). Вот именно с этого года российская общественность узнала о ней более полно. Главными задачами Рособрнадзора было пропагандистское сопровождение введения ЕГЭ и контроль за его проведением. В настоящее и неоднозначное дело Любовь Николаевна окунулась с головой. Она стала частым гостем на телевидении и радио, не боялась вступать в открытые дискуссии с противниками ЕГЭ, а после серии скандалов с фальсификацией результатов экзамена в 2011 году заявила и даже подготовила законопроект по введению уголовной ответственности за нарушения правил его проведения. Правда, идея не нашла поддержки у законодателей.
 
 
Удивительно, но при такой активной и напряженной деятельности на посту главы Рособрнадзора она умудрилась подготовить и защитить в своем родном арзамасском пединституте докторскую диссертацию и даже стать членом-корреспондентом Академии образования РФ.
 
 
После четырёх лет напряженной деятельности на благо российского народного образования она в 2012 году покидает ведомство и оказывается в более спокойном и уютном кресле члена Совета Федерации от Пензенской области. До назначения в Росструдничество как сенатор она ничем особым не запомнилась. Разве что широкая общественность из ее имущественной декларации узнала, что Любовь Глебова лидировала в списке женщин-сенаторов по уровню доходов за 2013 год».
 
 
Таким образом, настоящая профессия Глебовой — вечно сопровождающая Сергея Кириенко, плюс верный исполнитель всех его поручений, а остальное — только приложение. Скажет ей завтра Сергей Владиленович отправиться на Луну, она и улетит туда не глядя и ни о чём не спрашивая. Как метко заметил Александр Борисов:
 
 
«Глебова — женщина широкого профиля... Её появление во главе Россотрудничества несколько удивляет... Любовь Глебова по большому счёту, если не считать, что в Совете Федерации она входила рядовым членом в международный комитет СФ, международными, а тем более дипломатическими делами не занималась. По роду своей новой деятельности она должна быть не только кризисным менеджером, но и своеобразным гуманитарным послом России во всём мире. Впрочем, боевого духа, напористости и умения преодолевать трудности в новых для себя делах ей не занимать. Однако хватит ли этих качеств для превращения вверенного ей ведомства из придатка МИД в самостоятельное и важное подразделение российской дипломатии, вот в чём вопрос».
 
 
Увы, ничего путного из этого назначения действительно не вышло.
 
 
На круги своя?
 
 
Известный эксперт-международник Иннокентий Адясов в 2016 году написал о работе Глебовой следующее:
 
 
«Руководитель Федерального агентства Любовь Глебова резко ускорила процесс внутренней реорганизации вверенного ей ведомства — было уволено около 40 процентов сотрудников, причем часто, по словам уволенных, их заставляли подписывать заявление об уходе по собственному желанию, чтобы не платить положенное при сокращении выходное пособие.
 
 
Также большое недоумение у экспертного сообщества вызвало назначение бывшего начальника административного управления Россотрудничества Сергея Круппо заместителем Любови Глебовой — Круппо был связан с разного рода скандалами в загранаппарате федерального агентства (эти факты достаточно активно обсуждались на соответствующих форумах)».
 
 
Таким образом, вся глебовская кадровая реорганизация свелась к назначению своих, да наших, невзирая даже на то, что новые назначенцы были не очень чисты на руку. Ничего она не сделала и в плане налаживания нормальной работы с соотечественниками. Анализируя одно интервью Глебовой по этому поводу, журналист газеты «Наша версия» Влад Крымский написал:
 
 
«Просто вслушайтесь в то, что говорит глава Россотрудничества Любовь Глебова о нынешней ситуации на Украине. «Вот сейчас, например, в условиях нежелания украинских властей идти на контакт с российской стороной единственная официальная площадка на Украине, где происходит общение наших двух национальностей, – это представительство Россотрудничества. Это означает, что нам надо очень внимательно посмотреть на другие страны с точки зрения развития наших научно-культурных центров. Насколько профессиональные кадры там работают, привлекательна ли материальная база, продумать эффективность наших действий, чтобы была возможность выстраивать отношения на местах», – уверяет она. Речь идёт не о том, что разрушенным школам Донбасса нужны русские учебники, что неплохо бы чем-то помочь местным студентам (это, к слову, прямая компетенция Россотрудничества, буквально «хлеб» агентства). Речь целиком состоит из бюрократических штампов: «надо очень внимательно посмотреть» и «возможность выстраивать отношения на местах». Любовь Глебова, вы это серьёзно? Именно этим и будет заниматься вверенное вашим заботам ведомство?! (выделено мной — В.М.)».
 
 
А сегодня ещё возникло серьёзное подозрение в том, что прежние воровские традиции Россотрудничества продолжились и при новом руководителе.
 
 
Из текста письма в нашу редакцию:
 
 
«Период работы Глебовой в Россотрудничестве запомнится деградацией международной гуманитарной работы учреждения. Во главу угла была поставлена «усиленная работа» по извлечению личной прибыли из многочисленных контрактов агентства. Для реализации этой стратегии Глебова привела в Россотрудничество многочисленных друзей и родственников, которые даже не скрывают своё нежелание заниматься внешнеполитической деятельностью по поддержке соотечественников за рубежом, а только думают о личном обогащении за счёт государства.
 
 
Как следствие — многократное увеличение количества жалоб в различные инстанции от граждан Российской Федерации и соотечественников за рубежом о нарушениях и злоупотреблениях российских чиновников, наносящих непоправимый ущерб имиджу России.
 
 
Счётная палата РФ выявила многочисленные факты неэффективного расходования бюджетных средств, а также недобросовестного управления и учёта объектов федеральной собственности России за рубежом. В период своего руководства в Россотрудничестве Глебова Л.П. создала систему по привлечению к госкоитрактам только тех организаций, с которыми существует договорённость о взаимном материальном интересе. Всю соответствующую документацию для проведения конкурсов со стороны коммерческих организаций готовят специально выделенные её сотрудники. Эти лица поддерживают непосредственный контакт с фирмами, разъясняют правила их участия в конкурсах, договариваются о конкретной сумме контрактов, которые они должны озвучивать при официальных процедурах, стремятся всячески не допускать другие организации, их участие сводят к формальности.
 
 
Глебова ведёт праздную жизнь, как оказалось, за счёт государства. Имеет многочисленную недвижимость за рубежом. Скромный домик в Германии площадью около 600 кв.м, и вилла на Кипре, видимо, должны скрасить тяжёлую жизнь чиновницы, «отдающей всю себя без остатка» гуманитарным проектам за рубежом. Наверное поэтому в 2016 году Глебова более 180 суток провела за рубежом, большую часть времени, отдаваясь отнюдь не дипломатической работе.
 
 
Один маленький пример: свой день рождения Глебова отмечала не где-нибудь, а в Армении. При этом вывезла туда своих многочисленных приближённых из Россотрудничества. Для торжества был выбран и полностью выкуплен самый дорогой ресторан Еревана. Часть потраченных «на командировку» средств до сих пор не может списать представительство Россотрудничества в Армении».
 
 
Авторы письма также пишут, что сегодня Глебова якобы начала активно вкладывать «заработанные средства» в столичную недвижимость, приобретя сразу две квартиры в Москве на Котельнической набережной и проспекте 60-летия Октября, и ещё якобы она планирует приобрести домик в Израиле.
 
 
По мнению авторов письма, её сегодняшнее намерение уйти с должности главы Россотрудничества связано вовсе не с плановой сменой руководства, а именно с коррупционными скандалами. И некие заинтересованные высокопоставленные лица пытаются вывести Глебову из-под уголовного дела, переведя её сенатором в Совет Федерации от республики Удмуртия...
 
 
Нам сложно судить о том, насколько эта информация верна — пусть с этим разбираются правоохранительные органы. И следствие по делу Росструдничества действительно сегодня ведётся. Но вот что хотелось бы заметить.
 
 
Во многом эта ситуация сложилась даже не по вине Глебовой, а по причине того, что не было сделано никаких должных выводов из деятельности её предшественников. Так, материалы Счётной палаты, о которых ещё в 2015 году упомянул Руслан Горевой, почему-то так и не остались востребованными правоохранительными органами — во всяком случае, ни о каких уголовных делах по линии МИДа и Россотрудничества доглебовского периода до сих пор не слышно. А непосредственный предшественник Глебовой, Константин Иосифович Косачёв, вместо, как минимум позорной отставки, стал руководителем Комитета по международным делам в Совете Федерации (куда стремится теперь и Глебова).
 
 
Такая вот безнаказанность просто не могла не породить новые воровские рецидивы! Ещё раз повторим — степень вины Глебовой в этих рецидивах пусть установит следствие, а может даже и суд! Во всяком случае, мы очень надеемся именно на такой финал, который и должен расставить все точки над i. Потому что если всё снова закончится юридическим пшиком и все виновные разбегутся по новым тёплым местам, мы не только окончательно потеряем Росструдничество как важную организацию по проведению внешней политики, но и вообще разрушим нормальные связи со своими зарубежными соотечественниками — со всеми вытекающими отсюда печальными последствиями...
 
 
Владимир Максимов, специально для «Посольского приказа»
 
 
P.S. В качестве приложения мы хотим привести отрывок из книги «Быдло на паркете». Автор книги — Татьяна Полоскова, политолог-международник, бывшая служащая Россотрудничества. Этот отрывок очень хорошо показывает те нравы, которые царят в этой организации. Татьяна работала в структуре ещё до Глебовой. Но, думается, с тех пор там мало что поменялось... Увы!
 
 
Отрывок из книги «Быдло на паркете»
 
 
...Мой рабочий день в Росзарубежцентре при МИД России (ныне Россотрудничество) начинался с того, что я на совещании спрашивала работников отделов стран СНГ и Прибалтики о том, какие новости в «курируемых» ими государствах произошли? Не за прошлый день, а хотя бы за месяц. В ответ было молчание.
 
 
Пришлось выдать им список информагентств, которые надо было читать, раз газет не признавали принципиально. И периодически устраивать политинформации. На вопрос — во время совещаний — назвать руководителей этих государств, российских послов, начиналось невнятное роптание, переходящее в недовольный гул. Помню реакцию начальника отдела стран Прибалтики на мой вопрос «какие партии в Латвии, Эстонии и Литве защищают права русскоязычного населения»? (на пороге был 2008 год): «Вы тут мне экзамены не устраивайте»!
 
 
Пришлось отправить в командировку в Латвию и Эстонию, на неделю. И принудительно заставить работать с соотечественниками. В Прибалтику ездили охотно. Чего не скажешь про страны СНГ. В ответ на предложение поехать работать в Белоруссию советником по культуре, стареющий представитель «золотой молодёжи» 1980-х жалобно промямлил: «За что? Там моря нет!»
 
 
Возвращавшиеся из длительных командировок в страны СНГ представители Росзарубежцентра и экс-директора Российских центров науки и культуры по прибытии впадали в алкогольную спячку. Пришлось взять на работу юного юриста, начинавшего свой трудовой путь сотрудником охраны в МГУ, где он и отучился на заочном. Его основной задачей было разгонять вечерние междусобойчики. А особо ценных кадров доносить на руках до такси. Разговаривать на политические темы, связанные с СНГ и Прибалтикой, было бесполезно, так как люди, отвечавшие за это, не владели информацией и не пытались особо вникать в происходящее там. Главной задачей было отмучиться в центральном аппарате, пережить нищее и голодное время, ибо зарплаты хватало только на необходимое, и уехать за рубеж в длительную командировку.
 
 
Элеонора Митрофанова, в мою бытность на службе — руководитель Росзарубежцентра, пыталась говорить странные для уха его старых работников слова: «экспертиза, политический анализ, работа с неправительственными организациями, создание сетевых проектов». Даже создала подразделение по работе с НПО. Народ внимал, а в кулуарах хихикал: «Это надо же такое удумать! Вот я, когда в 60-е работал в Бангладеш, привёз грузовик книг, раздал туземцам! Без всякого креатива!»...
 
 
«А я... — вторил другой, — провёл, уезжая из Баку, где возглавлял представительство Росзарубежцентра, вечер в свою честь „Прощай, Баку, тебя я больше не увижу“! Нашёл матрас, на котором спал Есенин, так в центре отказались давать деньги на его починку»!
 
 
Вообще тема денег на проекты в странах СНГ и особенно ремонты была неисчерпаема. Например, директор российского культурного центра в Астане путём долгого бодания выбил себе деньги на мощную газонокосилку. Нюанс: Астана — голая степь, и никакой буйной растительности на территории Посольства и Российского представительства Росзарубежцентра не было.
 
 
Но финальную точку в отношении к работе поставил заместитель начальника управления по работе с соотечественниками Росзарубежцентра, который в 2008 году, пожав плечами, резюмировал: «Вся наша работа — профанация. Главное — уехать бы поскорее и не возвращаться!»... И не возвращается уже лет 7, плавно переезжая из одной страны в другую. Однако из СНГ и Прибалтики люди, всё-таки, чаще возвращаются в Россию.
 
 
Исключение — бывший представитель Россотрудничества в Таджикистане, оставшийся после окончания командировки на ПМЖ сначала там, а потом переехавший в Баку. Чего не скажешь о дальнем зарубежье. В Испании за последние 9 лет осталось на постоянное место жительства два представителя Росзарубежцентра (Россотрудничества). За какие заслуги перед страной НАТО они получили там виды на жительство и возможность заниматься бизнесом — загадка. Но подобные прецеденты не редкость. Как и приобретение недвижимости за рубежом в период длительной загранкомандировки.
 
 
Год назад аргентинские юристы показали мне справку о российских дипломатах, подававших заявления на получение вида на жительство. Лучше бы я её не видела. После просмотра этого документа я утратила веру в человечество!
 
 
2008 год. В коридорах Росзарубежцентра царила паника: «Разгоняют! Надо сидеть тихо, тогда не тронут. Упаси Бог чего-то менять»!
 
 
2014 год. В коридорах Россотрудничества та же ситуация. «По сравнению с 2008 годом сейчас вообще полное отсутствие информации о том, что происходит с организацией и вокруг неё. Была проверка прокуратуры в конце 2013 года. Сотрудников никто об этом не информирует. Как и о результатах. Что было, в чём наши недостатки, никому не ведомо. И не дай Бог задать вопрос на эту тему кому-то из начальства. Заговор молчания, как в сицилийской мафии. Сейчас организацию проверяют профильные подразделения Администрации Президента — тоже никакой информации до нас не доводят. Может, менять чего-то надо? Или кого-то? Дотерпеть бы, да в командировку уехать», — делится впечатлениями кадровый работник Росзарубежцентра (Россотрудничества) в частной беседе за чашкой кофе...
 
 
... В 2008 году я написала в ФСБ заявление на заместителя директора Департамента МИД РФ, вымогавшего у меня откат за выделенный, якобы при его содействии, бюджетный грант. После чего прошла все процедуры допросов, очных ставок, давления на моего уже тогда смертельно больного мужа – сотрудника МИД — со стороны некоторых его коллег (о чем я не забыла и забывать не собираюсь). И суд, на котором обвиняемый признал свою вину и получил три года условного срока за активное сотрудничество со следствием. Больше всего меня тогда поразило то, что руководство МИДа не только не предприняло никаких мер, чтобы разобраться с «крышевавшим» осужденного и ныне здравствующим заместителем министра, но и выразило непонимание, зачем я нарушила корпоративность организации.
 
 
На самом деле, корпоративность МИДа и околомидовских структур — такой же миф, как твердая уверенность большинства карьерных дипломатов, что вне МИДа жизни нет. Престарелые экс-сотрудники Росзарубежцентра (которые в бытность директорами российских центров науки и культуры в Германии или Австрии не пускали на порог соотечественников, либо разговаривали с ними сквозь губу) ныне подвизаются в гуманитарных фондах на Смоленской площади. И, видимо, с внутренним отвращением «оказывают правовую поддержку соотечественникам». На самом деле, все просто: чем заниматься — не важно, лишь бы остаться в привычных коридорах. Ведь «вне МИДа жизни нет»!
 
 
А «корпоративность» — миф потому, что когда основной задачей сотрудника Росзарубежцентра (Россотрудничества) был и остается выезд за рубеж на работу в российское посольство и максимально долгое пребывание там, то коллеги, по определению, воспринимаются не как партнёры по корпорации. А как конкуренты, а то и враги. Смена представителей Росзарубежцентра (а ныне Россотрудничества) редко проходила и проходит безболезненно. Обиженный представитель, которого (какой кошмар!) после 10-летнего сидения где-нибудь в Европе, а еще лучше в Африке (там и вилла, и прислуга, включая садовника, есть), затребовали на Родину, предпринимает колоссальные усилия для того, чтобы не сдать крепость врагу без боя. Не встретить сменщика в аэропорту и заставить его бегать с вещами в поисках телефона (реальный случай в Греции), писать на него анонимки, обвиняя во всех смертных грехах (не менее реальная история в Польше и не только) – это еще детские шалости.
 
 
В качестве тяжёлой артиллерии запускаются письма от соотечественников в администрацию президента России с требованием вернуть отосланного. Отъезжающий уничтожает списки партнёров по гуманитарному сотрудничеству: были случаи, когда уничтожались твёрдые диски в компьютерах.
 
 
Но меня лично добила история, когда заместитель представителя Росзарубежцентра в одной тёплой стране, бывший со мной в приятельских отношениях, пришёл ко мне, начальнику управления в 2008 году, и заявил: «Не знаю, как убрать представителя. Может отравить»? Я представила себе его в колпаке и ночном халате, крадущегося по коридору посольской колонии с пузырьком с надписью «яд» и закричала: «Только не это»!
 
 
Под корпоративностью в системе МИД понимается лояльность к начальству, на грани лизоблюдства (но это пока начальник нужен). И жёсткое требование со стороны руководства не допускать негативных и критических высказываний о работе структуры за ее пределами. Впрочем, внутри структуры этого тоже делать нельзя. Такая «страна улыбок» через некоторое время начинает негативно влиять на психику. Примеров чему тоже не счесть. Алкоголизм, моральная распущенность, а с некоторых пор и наркомания – далеко не редкое явление в российских представительствах за рубежом. Я отнюдь не отношу себя к строгим ревнителям морали, но понимаю что дипломат – алкоголик, наркоман, гомосексуалист, любитель игорных заведений и посетитель борделей – лёгкий объект для вербовки. Почему этого не понимает начальство таких товарищей – мне неведомо.
 
 
Для командированного за рубеж представителя Россотрудничества вершитель его судьбы — не начальство в Москве, и не успехи в работе. И тем более, не мнение соотечественников о его работе. Господин Посол является единственным гарантом для командированного работника, что его не отзовут раньше времени и будут давать деньги на мероприятия из казны посольства. Вопреки распространённому мнению, что ранее Росзарубежцентр, а ныне Россотрудничество распределяют средства на поддержку соотечественников, на самом деле эти средства в стране пребывания находятся в распоряжении посла. А отчетность по расходованию этих средств осуществляется отнюдь не по общепринятым законодательным нормам, а по внутриведомственной инструкции.
 
 
Именно от благоволения посла зависит: сможет ли представитель Россотрудничества вообще провести какое-то мероприятие для соотечественников. Или придется искать (в иностранном государстве!) спонсоров. Которые, как известно, просто так ничего не делают. От благоволения посла зависит: будут ли оценены труды представителя на благо Отечества, или его сделают козлом отпущения на внутрипосольских совещаниях. Лично меня всегда поражало, как взрослые, неглупые, работящие мужики терпят издевательства зарвавшегося и не всегда трезвого субъекта в посольском мундире.
 
 
Ситуация в посольстве всегда зависит от личности посла. Если посол работает и следит за дисциплиной, то и коллектив трудится. Но послы тоже бывают разные: профессионалы и дилетанты, трезвенники и хронические алкоголики. Есть даже — о ужас! — любители чужих жён. И такое приходится иногда терпеть в борьбе за посольский угол. Есть послы, за которых просто стыдно, в том числе и подчинённым. Но, видимо, не стыдно руководству Министерства иностранных дел.
 
 
А вообще, сложно поддерживать реальную корпоративность в среде, где люди могут годами, находясь в командировке, жить по соседству и ни разу не зайти друг к другу. Не принято. Где обратиться за помощью означает «попасть в зависимость». Где никто просто так не будет пытаться войти в «ближний круг». И, скажем прямо, где и семьи-то часто номинальны.
 
 
В 2006 году врач – молодая дама, попавшая в российское посольстве в среднеазиатской республике с мужем-военным и до того ранее никогда не сталкивавшаяся с посольством, рассказывала не только о хроническом пьянстве и случаях венерических заболеваний от местных проституток. (До назначения туда посла — «крутого семьянина» — проститутки дежурили вечерами прямо напротив посольства (большинство дипсостава приехало без жён). Но и фактах избиений в семьях, причем таких, когда побитая жена дипломата просто не могла не обратиться за помощью к врачу. И тем не менее, женщины рвутся за рубеж, цепляются там за любую работу при посольстве. Так не любят Россию? Или так любят своих мужей?
 
 
Года четыре назад молодой сотрудник посольства России в одной из латиноамериканских стран получил тяжелую травму позвоночника. Было принято решение отправить его на лечение в Россию, с пересадкой в Гаване. Молодая жена отказалась сопровождать мужа. Свой отказ она объяснила тем, что в посольстве у неё есть работа, и она не хочет её терять. О примерах, когда жёны не посещают тяжело больных мужей-дипломатов, мне много рассказывали в больнице МИД России, где волею судьбы довелось бывать неоднократно. О разводах с больными мужьями, которым запрещены выезды за рубеж, в МИДе известно ещё с советских времен. Сложно говорить о корпоративности, когда ее нет даже на уровне семейных отношений.
 
 
И, наконец, ярким примером «корпоративного» поведения была ситуация в период реформирования Росзарубежцентра в Россотрудничество. Кадровые сотрудники организации, отработавшие ещё в Союзе советских обществ дружбы во времена СССР говорили, что с более омерзительным поведением своих коллег до этого не сталкивались. Решение о переводе сотрудника из Росзарубежцентра в Россотрудничество принималось на собеседовании, которое проводил назначенный руководителем организации Фарид Мухаметшин.
 
 
Было понятно, что всех не оставят, и началась ожесточённая борьба за место под солнцем. Начальники управлений сводили счеты с неугодными. Не всех вообще предупреждали о вызове на собеседование, и люди просто не попадали к начальству. Два заместителя начальника управления, узнав, что в новой сетке всего две должности замов, втихаря от третьего, засели у приёмной начальника. Нырнули в дверь при первой возможности. А вернувшись сообщили, что вакансии заняты и коллега может собирать вещи.
 
 
Единственным человеком, осмелившимся тогда задать вопрос Мухаметшину, а по каким критериям уволены и назначены люди, была недавно принятая на работу секретарша Анечка. Причин увольнения так и не объяснили. В результате, критерии отбора никому не понятны до сих пор. Почему, например, опытный руководитель, геройски проявивший себя в Афганистане, был уволен, а страдавший хроническим алкоголизмом человек, перед этими событиями прошедший полугодовой курс лечения в психдиспансере был оставлен на руководящей работе. А позже был отправлен представителем Россотрудничества за рубеж, а оттуда с позором отозван после публикации в местных СМИ фотографий в непотребном виде на официальном мероприятии.
 
 
Отметим, что на первом же совещании в Россотрудничестве Мухаметшину «компетентными товарищами» были озвучены цифры – размеры взяток за поездку за рубеж. «Безобразие! Немедленно пресечь!» — распорядился Мухаметшин, недобро прищурившись. Однако реальных шагов сделано не было. Видимо, помешала корпоративность.
 
 
Та же корпоративность помешала в начале 2008 года разобраться: почему в течение нескольких месяцев людям, находящимся на госслужбе, не выплачивалась зарплата. Кто и почему прокручивал накануне реорганизации Росзарубежцентра бюджетные деньги. Кто-то из проигнорировавших корпоративность написал-таки заявление в прокуратуру, что заставило тогдашнее руководство на совещании сказать: «Да как они посмели»! Действительно, как скотина бессловесная могла поднять голос в свою защиту! Спрашивается после этого: так кто же реальное «быдло на паркете»? Те, кого не считают за людей, или те, кто ими руководит?
 
 
Та же корпоративность, видимо, помешала отозвать представителя Россотрудничества — наркомана из командировки и ожидать его возврата в сопровождении сотрудников безопасности, в барокамере, в состоянии наркотической комы. Та же корпоративность мешает сейчас сотрудникам Россотрудничества внятно объяснить налогоплательщикам, на деньги которых они живут, чем-таки закончилась проверка, которую проводили в их организации правоохранительные органы.
 
 
В последние месяцы, особенно после провала российской внешней политики на Украине, в коридорах власти активно заговорили о чистке МИД РФ, реформировании Россотрудничества.
 
 
Честно скажу, я в это не верю. Метастазы зашли слишком далеко. Но если это произойдёт, то хуже, право, уже не будет!
 
http://www.posprikaz.ru/2017/07/pochemu-rossotrudnichestvo-prevratilos-v-rosvorsotrudnichestvo/


Ответы и комментарии:


Опубликовано на Форуме сайта Компромат.Ру

Rambler's Top100 TopList