[Домой] [Поиск] [Архивы] [Правила] [Написать] [Ответить]

Re (3): Вот за это я ненавижу мусоров!

Отправитель: Пусан 10:47:53 12/04/2004
в ответ на: Re (2): Не перекидывайтеВдумчивый 22:17:29 09/04/2004
 
Досуги сладострастных милиционеров
 
Герман Г., 20 лет, студент:
 
 
«Вечером 8 февраля я, мой друг Дима и моя приятельница Оля гуляли по Москве. Около десяти часов вечера мы решили выйти на станции метро »Пушкинская". Никаких конкретных планов у нас не было, но в центре обычно много развлечений, так что мы решили придумать что-нибудь по ходу прогулки. Но потом, на выходе из метро, Оля передумала и решила все-таки поехать домой — время было позднее. Мы попрощались, и она направилась к эскалатору.
 
 
То, что произошло дальше, для всех нас стало шоком. На наших глазах к Оле подошел милиционер и попросил ее предъявить документы. Девушка достала паспорт, милиционер покрутил его в руках и потребовал, чтобы она прошла вместе с ним в отделение милиции, которое находится прямо там, в переходе метро. Я забеспокоился, потому что точно знал, что у девушки с документами все в порядке и что ни к каким правонарушениям она причастна быть не может. Я пошел вслед за ней в отделение, но сотрудники милиции, узнав, что я знакомый Оли, приказали мне выйти из отделения. Пока меня выталкивали, я успел спросить у нее, задержана ли она. Оля ответила, что не задержана, но уходить ей из отделения сотрудники милиции не разрешают. Я задал тот же вопрос милиционерам, и они подтвердили, что Олю не задерживали.
 
 
Тогда я вышел на улицу, позвонил в управление собственной безопасности МВД и рассказал о том, что в данный момент происходит с Олей. Дежурный ответил мне, что никакого криминала пока не происходит, но если ситуация хотя бы чуть-чуть изменится, попросил перезвонить. Мы с дежурным договорились, что я опять пойду в отделение и попытаюсь забрать Олю, а если со мной что-нибудь случится, то в управление перезвонит мой друг Дима, с которым мы условились, что он выйдет на улицу и будет ждать нас там. Когда я вернулся в отделение и рассказал о своем звонке в УСБ милиционерам, Олю сразу же отпустили.
 
 
Состояние, в котором находилась Оля после того, как я забрал ее из отделения милиции, трудно описать: она почти ничего не говорила, только дрожала и плакала. После того как мы ее немножко успокоили, она рассказала, что когда осталась один на один с милиционерами, они потребовали, чтобы она разделась. Один из них полез обниматься и сказал, что если она не разденется и не отдастся им, то они ее задержат и уже точно не отпустят. А потом, когда милиционеры поняли, что я намерен вытащить Олю из отделения, они начали угрожать, что если она об этом кому-нибудь расскажет, они ее найдут и убьют — ведь паспортные данные остались у них.
 
 
Сначала, когда я все это слушал, то не мог поверить своим ушам. Потом понял, что безнаказанно оставлять такие вещи нельзя, и, чтобы у нас на руках остались доказательства, достал свой мобильный телефон со встроенной фотокамерой, подошел к отделению и сфотографировал милиционеров. Потом я направился в сторону турникетов, но в это момент ко мне подбежал сотрудник милиции, схватил меня за рукав и оттащил в отделение. Там милиционер, угрожая мне физической расправой, заставил меня стереть эту фотографию.
 
 
Все это время, пока они разбирались со мной, милиционеры ужасно матерились. Кроме того, они утверждали что Оля проститутка, и предлагали мне посмотреть, как она у них «раздвинет ноги». В конце концов меня отпустили, а когда я вышел из отделения, то я увидел, как те же милиционеры подошли к сидящей неподалеку незнакомой мне девушке и безо всяких просьб предъявить документы, схватив ее за плечи, потащили в отделение новую жертву.
 
 
На следующий день я написал жалобу на действия сотрудников милиции и отправил один ее экземпляр в управление милиции на метрополитене, а другой — в прокуратуру московского метрополитена. В прокуратуре на мое заявление отреагировали мгновенно: на следующий день мне позвонил следователь и сказал, что идет следствие, вызвал меня на допрос, а также согласился с тем, что для доказательства происшедшего необходимо изъять видеозапись, сделанную камерами слежения в переходе. Я потом специально съездил на «Пушкинскую» и выяснил, что таких камер там шесть. Несколько из них точно должны были записать происходящее. Как сказал следователь, он уже подал ходатайство об изъятии видеозаписи. Потом я съездил в прокуратуру и дал показания на сотрудников милиции.
 
 
В управлении милиции на метрополитене со мной общались совсем иначе. Там я говорил с заместителем начальника пятого отдела (по воспитательной работе) подполковником Анатолием Ивановичем Верховским. Он сказал, что все изложенное мной в заявлении только мои слова, а доказательств у меня нет. Матерную брань, с помощью которой со мной общались милиционеры, он назвал «обычным мужским разговором», а кроме того, пытался убедить меня в том, что такое поведение сотрудников милиции вызвано общим отношением к ним народа.
 
 
19 февраля я узнал, что сотрудники отделения милиции на допросе в прокуратуре признали, что задержали меня и Олю незаконно, и за это получили строгий выговор от начальства (ст. 286 Гражданского кодекса). Тогда же следователь мне сказал, что дело о сексуальном домогательстве, видимо, будет закрыто за отсутствием события преступления. Однако в этом же разговоре следователь прокуратуры сообщил мне, что управлением милиции на метрополитене в распоряжение прокуратуры были предоставлены видеозаписи не шести, а только двух камер слежения, причем тех, которые в силу своего расположения не могли зафиксировать, как Олю и меня тащили в отделение милиции. Как сказал следователь, с этим вопросом прокуратура будет разбираться отдельно и за рамками этого уголовного дела.
 
 
Страшно думать о том, что нашим девушкам угрожает опасность со стороны тех, кто по должности и по закону должен их защищать. Еще страшнее от того, что милицейское начальство выгораживает виновных. Мы совсем случайно попали в эту историю: если бы сотрудники милиции знали, что Оля в тот момент находилась с нами, они вряд ли бы к ней подошли. Я уверен, что Оля не единственная жертва. Я считаю, что виновные должны быть наказаны, и поэтому постараюсь приложить все усилия для того, чтобы дело о сексуальных домогательствах со стороны сотрудников милиции дошло до суда. Очень прошу пострадавших от подобных действий милиционеров и свидетелей таких инцидентов связаться со мной через редакцию сайта Колокол.Ру".
 
 
В Главном управлении внутренних дел города Москвы корреспонденту Колокола.Ру подтвердили, что по факту незаконного задержания была проведена проверка, сотрудники линейного отделения на московском метрополитене признали свою вину и подверглись взысканию в форме строгого выговора. Однако, по словам представителя ГУВД, факт сексуальных домогательств не подтвердился.
 
 


Ответы и комментарии:


Опубликовано на Форуме сайта Компромат.Ру

Rambler's Top100 TopList